А я с политикой был не знаком слушать песню

Вахтанг Кикабидзе: Я ненавижу герб Советского Союза | Немцова. Интервью | DW |

Скачать mp3: Вилли Токарев-А я с политикой был незнаком. Вилли Токарев - А я с политикой был незнаком. Токарев - Политика. В Токарев - Политика. Скачать и слушать 2йной Удар, Улететь ( Version) (Улететь туда, где край земли, где Вилли Токарев – А я с политикой был незнаком Скачать и слушать mp3: Вилли Токарев-А я с политикой был незнаком. Вилли Токарев - А я с политикой был незнаком. 02 Вилли Токарев - А я с.

И даже не слышал записей его концертов и ответов публике. Я мог слышать что-то от людей, которые там бывали, но я не думаю, чтобы это носило решающий характер, потому что я уже давно для себя на уровне каких-то непреложных вещей вынес такое: Поэтому мне это не очень сильно, я надеюсь, мешает.

А просто, пожалуй, дело, наверно, не в концертной какой-то политике, а вот в. Довольно о многих авторах или я, или какие-то мои знакомые могут сказать: Но я никогда практически ни о ком не слышал, что кто-то что-то со Щербаковым. И получается, что он как Фишер, играющий в шахматы за стеклянной стенкой.

Как бы хороши ни были те или иные из наших авторов, будь то Щербаков, будь то Окуджава и. Процент, оцениваемый буквально первыми несколькими значениями из натурального ряда, мне так. И что, скорее всего, эта песня для меня - безусловно носит ценность социальную, социально-психологическую, то есть как синтез песни и человека, синтез девиза и жизни, скажем, лозунга и жизни; и как демонстрация такого психологического эффекта досягаемости, достижимости, уровня досягаемости контакта с носителем песни, с ее автором; можно к этому человеку подойти, можно с ним пообщаться, можно с ним провести какой-то кусочек своей жизни в совместной работе или в чем-то.

И это для меня гораздо сильнее, чем то, чем является сама песня. Песня - всего лишь условный знак, песня может быть приманкой, а дальше все как раз и начинается. Или скажем так - песня - это какой-то значок, послесловие, а перед этим было что-то прожито, что мной усвоено вместе с этим значком, именуемым песней. Скажем, какой-то кусок жизни ее автора. Или в его песне я узнаю кусок своей жизни, и таким образом это мне становится близким и теплым. А здесь - это картинка за стеклом, очень хорошо написанная, мастерски совершенно, и стеклышко чистое и все хорошо.

Вот я и говорю, что светит, а не греет. Вот, может быть, поэтому это мне не интересно, потому что то, что должно либо предшествовать песне, либо следовать за ней, здесь этого. Вот эта его концертная политика или жизненная политика, я не знаю, но Для меня Щербаков - автор произведений искусства, культуры, хороших, мастерских. Но есть еще образцы, так сказать, более высокие А тут плавает верхушка, и это.

То есть если и есть что-то, то это уже не твое. У меня почему-то это становится в один ряд с табличками типа "Сделал свое дело и уходи", и "Ждите, вас вызовут". Тебе дается ограниченный кусочек чего-то, ты платишь - ты получаешь вот этот кусочек, все, будь здоров. Но это, извините, совсем из другой жизни, нежели та, с которой мы привыкли сращивать нашу авторскую песню. То есть, конечно, если вдруг где-то я окажусь со Щербаковым у одного костра, мы там чего-то попоем, и он что-то попоет, потом мы о чем-то разговоримся и будем долго говорить, и вдруг что-то еще такое окажется и потянется - естественно, я после этого на все это буду смотреть по-другому.

Только вопрос в том - возможно ли такое в принципе? Ну вот в этом доме есть человек, которому случалось сидеть со Щербаковым у одного костра, слушать, как он поет. И был случай просто на моих глазах, действительно он был на слете "Рэкса", но точно так же - его было видно, когда он туда шел, его было видно, когда он оттуда уходил. Где он пробыл все время Во всяком случае не далее как сегодня из уст того же свидетеля Иеговы прозвучало, что вот такой-то был бы очень хорошим администратором культурного центра такой-то организации, потому что, мол, у него есть Щербаков, которого тот может вытащить повыступать и.

Получается примерно как "Ну, погоди! То есть если вокруг каких-то авторов нарастают такие понятия как "кухня", "костер", "чай", "пьянка" и. И опять же это: Этот человек становится героем уже потому, что он способен это сделать, то есть оказывается, что далеко не каждый способен сделать со Щербаковым то, что со многими авторами способны сделать чуть ли не девочки-мальчики "от винта" - просто подойти, разговориться, договориться, может быть, об условиях и.

То есть это еще более возводит легенду о Щербакове в определенную степень. Ну так что ж тут может греть? Для легенды есть хорошая вариация на тему, может быть, Пушкина, может быть, Давида Самойлова, может быть, каких-нибудь еще серьезных малодостижимых классических образцов. Хотя в музыке Шостаковича есть для меня много теплых моментов, как ни странно. Да, там это искусство, и оно может быть легендой, и я от него в общем-то ничего не ожидаю, кроме вот такого рода кайфа, и этого кайфа там очень, очень много, этот кайф очень высокого класса.

Не будем беспокоить тень Булата Шалвовича, но, допустим, ту же самую Новеллу Матвееву вот так вообще мальчики и девочки "от винта" в лес, или на квартиру, или куда-нибудь не вытащат, я прошу прощения, и домой не придут.

Она, как и Щербаков, поэт высшего пилотажа, или Щербаков - как и. Она как композитор, скажем, гораздо слабее Щербакова. Вот это вот то, где Матвеева меня греет, временами Я, конечно, лукавлю, когда говорю, что не могу говорить о человеке, а могу только о песнях, потому что мы все прекрасно, даже по умолчанию, понимаем, что авторская песня, которую пишет человек, который не обязан писать, а пишет потому, что не может не писать и вроде пишет искренне - она обозначает ценностную систему человека, его взгляды, его, вообще говоря, человеческий облик.

Пусть даже он себя пытается в песне идеализировать. Вот, скажем, есть небезызвестный бард, который может сам себя тренировать словами "все равно работать надо честно, все равно работать надо хорошо". Я его немножко знаю, я могу сказать, да, он как человек свинья свиньей, но его время от времени терзают угрызения совести, совершено искренние, и он способен прорываться в какие-то светлые миры, пытается увлечь за своей душой свою тушу.

Не всегда это получается, там игольное ушко, куда все это не пролазит, душа оттуда возвращается благополучно, бродит по земле там же, где и тело, валяется в канавах, образно говоря. А потом опять туда прорывается, там рождается песня, он искренне туда тянется.

И в этом смысле я не то чтобы готов простить ему какие-то человеческие прегрешения, но я его понимаю. И я уже давно не сужу его строго, скажем. И чем-то он мне где-то даже слегка и мил. А здесь человек, видимо, все-таки адекватен. Мне кажется, он достаточно горд, чтобы не врать в песнях. И он умен, он понятлив, он честен и.

Вахтанг Кикабидзе: Я ненавижу герб Советского Союза

И вот я говорю, что он все-таки наблюдатель. Вот Новелла довольно часто способна не быть наблюдателем, хотя у нее есть, конечно, и такие стихи, и навалом. А он, по-моему, с большим трудом уходит от этого Ну, скажем так, конечно, наблюдатель может судить, а может не судить, может просто описывать что-то, но, по-моему, он почти никогда не оказывался внутри чего-то. Его песни переполнены рефлексией. Я чашу свою осушил до предела; Что было - истратил дотла.

Судьба подарила мне все, что хотела, И все, что смогла, отняла. Подобно реке я блистал на свободе, Прекрасной мечтой обуян. Мой путь состоялся, река на исходе, И виден вдали океан. Прости, моя радость, прости, мое счастье, Еще высоки небеса, Но там вдалеке, где клубится ненастье, Чужие слышны голоса. Не плачь, Бог с тобою, оставь сожаленья О том, что исчезнет во мгле. Пока не стемнело, хотя б на мгновенье Останься со мной на земле, - они не очень, по-моему, такие "наблюдательные".

Трудно, конечно, обсуждать в первом чтении, но если мы обратим внимание на штиль, которым это сказано, то как раз вот тут уши торчат. Я не хочу сказать, что мы его поймали на чем-то предосудительном. Но когда человек разумный я чуть было не сказал "человек нормальный"скажем так, человек достаточно умный начинает говорить высоким штилем, мне кажется, там должно быть чуть больше иронии, самоиронии.

Здесь я пытался ее разглядеть и мне это удавалось, но все равно она настолько исчезающая. Сам штиль, вот такой академический, с прошлого века Я хочу сказать, что это не разговорная лексика, не говорим мы такими словами, такими строками между.

Вилли Токарев - "Я мальчишка седой" (попурри)

И вот там, где начинается нечто специальное, где кончается нечто естественное - там кончается человек, чья позиция мне симпатична. А там, где есть выпендреж, там можно кричать: Слишком много того, чему я не верю.

И тут мы возвращаемся к Кордонскому: В том куске, который ты процитировал, там еще чисто и по мастерству меня не устраивает. Я бы под такой штукой не подписался хотя бы потому, что здесь огромная прорва глагольных рифм, которые я давно в гробу уже видал. Хотя я и понимаю, что они где-то уместны и даже необходимы, но здесь они, конечно, немного снижают ценность чисто творческую в моих глазах.

Я приведу еще один пример, к вопросу опять же о состоянии наблюдателя: Ну, стилевой выпендреж, конечно Можно в состоянии экзальтации, пьянки какой-нибудь обратиться ко всему этому, или в качестве пародии, когда пишет Иртеньев или Венедикт Ерофеев, можно себе представить, что он пишет, что он сгорает, собственно, в огне чего-то после второй рюмки вермута или, точнее, второй цистерны.

Там - да, там такие строки становятся уместны. Но есть промежуток, когда это никак не лезет. И мне бы как раз не хотелось развенчивать в своем восприятии Щербакова как поэта, потому что я так себе представляю, что он мастер того, что он пишет, проколы чисто по мастерству, они, скажем, нетипичны для него, наверное, все-таки. Ну надо же хоть за что-то его ценить! Ты не те цитаты выбираешь Вот чтобы писать статью цитатами из Щербакова - тут полный кайф, там много чего.

Но если бы только эта песня годилась только на это Тем и замечательна авторская песня, что она заложила целый пласт готовых этих За собственно сказанным смыслом скрывается еще куча подтекстов, вытягивается контекст этой песни и все, что хочешь. Да, здесь, наверное, все в порядке. Но это все в общем-то никак не противоречит позиции, скажем, эстетической или эстетской.

Но мы возвращаемся к тому, что да - вот малахитовая ваза, вот гобелены, а где я тут могу поспать? Это предметы быта, которые можно как-то художественно украсить или не украшать? Потому что утилитарное - оно тоже разное бывает. Хочется поймать кайф - и я иду в Эрмитаж; хочется посмотреть микроба - и я беру микроскоп; но иногда надо и гвоздь чем-то забить. То есть не вазой же его забивать и не микроскопом. Ну, и если я люблю спать на гвоздях и каждый день готовлю себе новую доску какую-то из новых гвоздей, то тут в ход идут совершенно другие какие-то, которые ближе к телу.

Они украшают жизнь, скажем. Пожалуй, да, если мы хотим формулировок, то это из области декоративного искусства, и не такого декоративного искусства, как для меня песни Суханова, например, и еще какие-то подобные. Нет, безусловно, щербаковские песни - это не ремесленные изделия, это не ширпотреб, это штучный товар, это высокая проба, это, конечно, блеск и все такое, очень дорогие, хрупкие вещи.

Но все равно для меня это вот так. Горка, сервантик какой-нибудь, может быть, картинка на стене. Но унося куда-то какой-то минимум вещей, я, наверное, от чего-то щербаковского скрепя сердце откажусь. Если какой-то жесткий минимум будет обозначен, я, пожалуй, возьму что-нибудь другое. Иванова возьму, Громова возьму. Хотя я к нему чисто по-человечески очень хорошо отношусь. Но я к нему отношусь хорошо, может быть, отчасти потому, что я с ним общался, мы с ним могли о чем-то поговорить, и нет этой стеклянной стенки.

Значит, они оплачивают эти батлы? Посмотрел и на выдающегося рэпера Фараона. Простите, но один его ролик стоит больше, чем наша полугодовая работа в студии над новым альбомом.

Кто и за что дает деньги этому молодому человеку? Тот факт, что ТВ зарабатывает на этом деньги, — чудовищная пошлость и грязь! Не в произносимых со сцены словах, а в самом подходе. О каких поэтических батлах речь, если все превращено в коммерческое шоу? Все куплено ради еще большей прибыли. Впрочем, к Оксимирону как к человеку отношусь очень хорошо.

Красный медведь, объевшийся героина

Он друг моих детей, они вместе учились. Вы тоже когда-то писали песни на английском. Второй существует только в демоверсии. Хотел попробовать то, чего не знаю, и повысить собственный уровень. Мне и сейчас это интересно. Не забывайте, на тот момент искусства звукозаписи в России практически не существовало. В м впервые прилетел в Америку, мы записали Radio Silence и отправились в короткий тур по стране.

В м поехал уже в Лондон, но постепенно переключился на работу над "Русским альбомом". Главное, что успел перезнакомиться со всеми выдающимися музыкантами и с половиной подружиться, увидел, как на самом деле происходит запись. С этим опытом вернулся домой. Но у нас и сейчас группа интернациональная, в ней играют два ирландца, флейтист Брайан Финнеган и Лиам Брэдли, ударные. Брайан с нами около десяти лет, Лиам — шесть с половиной.

Плюс житель Лондона Саша Титов, бас-гитарист. Он дважды уходил из "Аквариума" и столько же раз возвращался. Мы начали играть вместе в году. В м Саше пытались подбросить наркотики в клубе, после чего они с женой резонно решили перебраться в Лондон. Титов вернулся к нам в м на концерт в "Альберт-холле" и постепенно опять втянулся. Мы силком никого не держим, цепями не приковываем. Человек поиграл с нами, понял, что больше не может или не хочет, — ушел.

Кабриолет (песня) — Википедия

Для меня это стимул, хочу дать достойный ответ. Зависть — двигатель прогресса. Знаете, в е годы я часто вынужден был играть, что называется, воюя с залом. Зрители не понимали, что мы делаем, это выглядело для них непривычно, и происходившее на сцене воспринималось в штыки.

  • Кабриолет (песня)
  • Вилли Токарев
  • Mercy (песня Даффи)

Постепенно публика разобралась, что к чему. Но это точно не было нашим провалом, а наоборот — победой. Люди во все времена ходили на концерты "Аквариума".

Зал никогда не пустовал. Главное было — не давать промоутерам слишком задирать цены на билеты. К сожалению, мы не можем регулировать этот процесс. Когда пытались вмешиваться, нам вежливо — или не очень — давали понять, что лезем не в свои дела. И бесплатные концерты играть "Аквариуму" не разрешают, мы якобы тем самым балуем публику.

А то, что у студентов нет денег на билеты, никто не хочет учитывать. В итоге отсекается важная часть нашей аудитории. В зале собирается много поклонников со стажем, они приходят поностальгировать, но мне хочется, чтобы было больше молодежи. Я живу сегодняшним днем и менее всего думаю о вчера. Потом появляются другие цели. Не то чтобы более важные, но кардинально иные. На каждую тысячу человек в зале есть десять тысяч ангелов, которые все слушают.

Говорю сейчас, ничего не преувеличивая, это не фигура речи, а очевидная истина. Обращайся к ним, пой для них, и тогда твой концерт станет настоящей духовной практикой". Так и стараюсь делать. Ну, не знаю, какими-то выкриками с мест, неадекватным поведением. Мудрого японского сэнсэя, наставника боевых искусств, долго оскорблял молодой и наглый претендент.